ЕГО БУКВЫ НА КОЛОННАХ МАНЕЖА, НА ФАСАДЕ КАФЕ «РУБИНШТЕЙН» И В МЕНЮ ПЕКАРЕН «КОРЖОВ». ОН ПРОВОДИТ МЕРОПРИЯТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО МАСШТАБА, ВОСПИТЫВАЕТ НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ДИЗАЙНЕРОВ И ВОЗРОЖДАЕТ ЗАБЫТУЮ ВСЕМИ ПРОФЕССИЮ. ЗОВ УЗНАЛ КАК СЕРГЕЙ РАССКАЗОВ СТАЛ ЗНАКОВОЙ ФИГУРОЙ СОВРЕМЕННОГО ДИЗАЙНА.

 

— С чего началась любовь к дизайну?

 

— В 2002 году мне подарили компьютер. В сети мало что происходило. Помню как начали появляться тусовки программистов, к которым я и примкнул. Но скоро увлекся первыми векторными и растровыми редакторами и начал делать дизайн для всех обитателей интернета.

 

— Это было в школьные годы?

 

— Да. Локомотивами индустрии тогда стали Тема Лебедев, журнал «Как», который с 90-х годов рассказывал про события графического дизайна, позже появился Илья Рудерман с его знаниями из Гаагской Королевской академии. Все это было зрелищно. Я понял, что хочу быть дизайнером.

 

— Почему шрифты?

 

— Шрифтовым дизайном занялся из-за книги Дмитрия Петровского «Зримый глагол» (об истории искусства шрифта в культуре разных стран, — Прим. ред.). В предисловии автор писал, что кириллицу, как и современный шрифтовой дизайн, надо развивать. Я согласился с ним и подумал, что если не я, то кто.

 

 

— Целью стала популяризация кириллицы?

 

— Вообще шрифтового дизайна. Это было не модно. Но я пошел не за модой, а за тем, что было неизвестно и не развито.

Поступил на графический дизайн. Так вышло, что я больше узнавал не на парах, а на вневузовских лекциях и при личных встречах с интересными людьми. С третьего курса я начал преподавать у четвертого и больше работал там, чем учился.

 

— Значит все ваши знания — это саморазвитие?

 

— Весь путь дизайнера связан с саморазвитием. Не надейся, что кто-то научит — знания нужно брать самому. Пока не будешь открыт для них, в тебя их никто не вложит.

Я получил диплом и сказал себе, что больше не буду связываться с государственными вузами. Тогда же понял, что хочу создать что-то свое.

 

— Вы преподавали в трех местах после этого.

 

— Да, я смотрел с кем можно сотрудничать. Параллельно работал арт-директором в журнале и помогал делать дизайн-центр «Make it», в который меня позвали куратором образовательных программ.

 

— И вы открыли свою школу шрифтового дизайна.

 

Школу готовил с 2012-го года, а открыл ее только в 2014-м. Надеялся на партнеров. Я хотел заниматься преподаванием, а не организаторской волокитой. В итоге никому не смог доверить такое важное дело и стал организатором поневоле.

 

 

— Для кого эта школа?

 

— Пока преподавал в вузе я понял, что до 21-22 лет рано браться за выбор профессии. Важно попробовать себя в разных направлениях, мир увидеть, пожить самостоятельно и только потом решить что интересно.

Я создал школу для тех, кто определился, кто понимает зачем пришел. Можно не устраивать цирк, чтобы их заинтересовать. Мне достаточно обозначить темы и они сами начнут тянуть из меня знания.

 

— Значит человек с одним лишь желанием и без навыков не сможет у вас учиться?

 

— Я провожу жесткое собеседование. На прошлый курс принял 15 человек из 26, на этот 14 из 34. Беру тех, у кого вижу талант и желание. Есть квота тем, кто правильно замотивирован, но ничего не знает о дизайне. 2-3 человека такие есть и они успешно подтягиваются до уровня группы.

Чтобы стать шрифтовым дизайнером нужно учиться не один год, как у меня в школе, а иметь до этого бэкграунд и после школы продолжать развиваться. Опыт никак не вложишь в голову, его можно только отточить.

 

— Ваши выпускники уже чем-нибудь отличились?

 

— С одной выпускницей мы делаем шрифт для дислексиков, чего никто раньше не делал в России. У таких людей проблемы с чтением: путаются схожие символы. Цель нашего шрифта — сделать буквы непохожими друг на друга.

Другой выпускник занимается каллиграфией и леттерингом. Репутацию себе сделал. Третий продолжил обучение у Тагира Сафаева в Москве и сейчас работает верстальщиком в Студии Лебедева.

Каждый на курсе достигает поставленной цели.

 

 

— Сейчас много проектов?

 

— Сколько возможно. Многое делаю сам. Например надпись для кафе «Рубинштейн» полностью я делал. Мегазадачи выполняю вместе с учениками. Например, когда говорят переписать доски и меню во всех кондитерских сети «Коржов» за одну-две ночи.

 

— Не боитесь, что скоро все откажутся от ручного труда и ваша работа никому не понадобится?

 

— Чем меньше ручного труда, тем он больше ценится. Когда все уйдут в компьютер, я стану эксклюзивом. Так же как живое образование.

 

— Как проходит ваш день?

 

— Утром  — серфинг сети, работа над проектами заказчиков и личные дела. Пишу блог, добавляю информацию на сайт, решаю вопросы с фестивалем шрифтового дизайна.

Днем мониторю события, пытаюсь быть в курсе всего самого важного и давать эту информацию ученикам и подписчикам в соцсетях.

Вечером преподаю в школе.

По ночам пишу буквы в кафе. Делаю это ради удовольствия и чтобы отдыхать от компьютера. Приходится рисовать, после закрытия заведений, чтобы не мешать посетителям. Это специфика работы.

 

 

— В 2016 году вы провели в Манеже Международный фестиваль шрифтового дизайна «Typetersburg». Как к нему готовились?

 

— Занимался подготовкой несколько лет. Идея родилась из моей любви к шрифтовым и просто связанным с дизайном конференциям. На каждой из них я что-то подмечаю и без стеснения пишу в фейсбук, упоминая организаторов, что мне понравилось, а что — нет.

Я сформировал составляющие идеального фестиваля, увидел ошибки других, чего не хватает и что должно быть. Подобные фестивали проводят в Москве или Европе. Мне же хотелось сделать праздник дизайна в Петербурге.

Организовал все за три месяца. Никому такого не пожелаю. Это были нервные месяцы без сна. Я набрал десять кило за это время и подорвал здоровье. Ежедневно приходилось решать все новые задач. За день до мероприятия возник вопрос где взять 350 стульев для гостей. Из-за организаторских обязанностей не смог полностью насладиться фестивалем, но он прошел замечательно и даже лучше, чем я ожидал.

 

— Какая цель фестиваля?

 

— Я хотел заявить, что в Петербурге есть такое сообщество, показать, что нас много и поднять актуальные темы шрифтового дизайна.  

Первая тема — современный шрифтовой дизайн и его будущее. Про настоящее рассказали Илья Рудерман и Юрий Остроменцкий, про перспективы — Юрий Гордон. Ситуацию в европейском дизайне разобрали финские коллеги Никлас Экхольм и Сами Кортемяки.

Вторая тема — типографика и новые задачи, в том числе из-за развития китайского туризма и бизнеса: ожидаемы заказы вроде верстки газет и приложений на китайском, создания городских указателей и информационных надписей. Это новый мировой язык и его тоже придется осваивать.

Третья — рукописный шрифтовой дизайн и создание вывесок в городе. В тот момент мне это было больше всего интересно.

Культура вывесок забылась лет 15-20 назад. В советское время и ранее вывески на фасадах делали специально обученные художники. Для этого на зданиях в историческом центре Петербурга на фасадах над первым этажом есть рамы, которые и предназначались для рекламы, вывесок или надписей имен владельцев. Одна из моих миссий — возрождение такой профессии.

 

 

— Как воспитать вкус к хорошему шрифту?

 

— Когда везде Times new roman, кажется, что это лучший шрифт, потому что не с чем сравнить.

Пару лет назад в городских кафе и магазинах появились меловые доски, но не было тех, кто мог на них красиво рисовать. Менеджер или владелец магазина выходил и что-то писал кривым почерком. Первые прогрессивные заведения привлекли специалистов. За ними и остальные, потому что разница стала заметна.

Так же и со шрифтами. Чем чаще заказчики будут готовы на эксперименты и на использование новых шрифтов, тем больше людей вдохновится этим и тоже захочет использовать что-то интересное.

Задача дизайнера — делать качественную работу. Чем больше ее будет, тем больше людей увидят что такое хороший дизайн.

 

— За границей все чаще можно встретить людей с русскими надписями на одежде. Становится ли кириллица популярнее?

 

— Вряд ли им что-то нравится в наших буквах. Это скорее политические  жесты или манифесты субкультур.

Зато кириллицу начали любить зарубежные шрифтовые дизайнеры. В известные гарнитуры начинают добавлять кириллические наборы знаков. Теперь многие отличные шрифты доступны и нам.

Некоторые студии пытаются делать шрифты не посоветовавшись с российскими дизайнерами. Они рисуют буквы не вникая в контекст, не понимая как их будут использовать. Я не видел, чтобы без консультаций с нашими специалистами сделали хоть один шрифтовой дизайн кириллических букв на хорошем уровне.

Главное, что во всем мире поняли: в России есть рынок потребления шрифтового дизайна.

 

— Как стать шрифтовым дизайнером?

 

— Просто начните этот путь. Не ждите, что поступите ко мне в школу, что прочтете все книги по шрифту. Выстройте план, спросите совет у известных шрифтовых дизайнеров. Многие из них ответят. Главное пишите осмысленно и предметно. Напишите двадцати и точно кто-то ответит. Возможно, так вы получите не только совет, но и наставника.
Не бойтесь выходить за пределы собственной скорлупы, общайтесь и следите  за тенденциями. Мир очень быстро меняется, меняются шрифтовые редакторы и технологии. Берите эту волну и оставайтесь на ней.